Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:29 

46!

Любовь и кашель не скроешь.
Милые мои, меня выловил какой-то литературный агент и строго-настрого запретил "выкладывать такие алмазы в Сеть".
Я слишком неусидчива, чтобы долго и серьёзно заниматься какой-либо деятельностью.
Но, если когда-нибудь что-нибудь получится, я не обделю своим вниманием тех 46 подписчиков, которые не удалились за эти месяцы моего безмолвия и усердно ждали моих "шедевров" (ведь раньше, во время моих частых публикаций, их было несравненно больше).
Я пока не знаю, куда именно направить свою неиссякаемую энергию, которая порой не даёт мне уснуть неделями. Может, и вправду, это будут книги, может, музыка, а может, я захочу разводить слонов.
Так или иначе, вам, мои 46 храбрых портняжек), я обязательно когда-нибудь бесплатно вышлю экземпляр книги, диск с музыкой или маленького слонёнка в подарок) будете его выращивать, уж не знаю где) так что в ваших интересах просить Вселенную, чтоб лучше это были книги, музыка или танцы))).
Я всегда очень ценила тех, кто остаётся со мной. Я бы добавила: тому, кто останется со мной, дарую жизнь вечную; но лучше я промолчу)

Знаете, недавно умер мой близкий человек. Не то что бы Учитель, нет, не совсем. Я следую по своему Пути, продиктованному сердцем.
И меня занесло к Нему.
Ему было за 60, но врачи диагностировали смерть не от старости. Я не хочу говорить причину, это неважно; важно то, что он умер, как бы это сказать, от своего метода жизни.
Пример: человек призывает всех вокруг поститься для духовного и физического очищения, а потом внезапно для всех и самого себя умирает от пресловутого голодания, к которому он всех так агитировал.
У нас - его "приближённых" - сложилась двоякая ситуация: с одной стороны, мы должны следовать некоему учению, а с другой - наш учитель умер от этого, бедняжка.
Плюс на нас начало давить общество, чтобы мы сделали выбор, осмеивая настолько комичную ситуацию.
И все побежали.
Признаться, я тоже задумалась: Боже мой, значит, это всё шарлатанство, как нелепо, какой ужас, это же знак Вселенной, что надо уносить отсюда ноги...
А потом я оцепенела. А почему же я изначально поверила Ему? Почему осталась? Я побывала в десятках религиозных конфессий, ложь я вижу за версту.
И я решила.

Я верю ему.
Пускай меня все осуждают, пускай это глупо.
Пускай.
Я остаюсь.
И я направлюсь за ним даже в ад.


Любовь - это когда готов пойти за человеком даже в ад. Всё остальное - привычка или выгода.

Не бойтесь рисковать.
Не бойтесь глубины души, ширины сознания и высоты разума.
Не бойтесь перемен.

Никаких границ.
Жизнь прекрасна.


P.S. Спасибо за оказанную поддержку. Я не знаю вас, но это не мешает мне вас любить.

Список выстоявших:
*Lady-in-red*, *Violet Cat*, /Despite/, Aleksushko, All yellow, Alyson S.Jones, Ast-chipa, Cheburashka777, Dara-chan, Dark Water, Demperfecte, Elita_One, Hristofor7, Jerry Ramires, Junglefish, kattisse, Kim Sea, LaD_, Lamia Lilit, Leecory, lerkakinder@007, Martin_a, RaBiDaBeLLa, Serriya, shudu, Stella Fox, the most common, trissmerigold, Yourlight, yuil, Yuu Ross, аАРонат, Ангел_ОК, Анжелика Дрюон, Билли Понд, Голубичка, Дух_Охоты, Иов, Ирина Лем, Натаэлька, Разрисованная вуаль, Реальность Кота, Ромми, СиРеНеВаЯ БаРаШкА, Фик@, Чай с мелиссой.


До скорых встреч!

06:45 

Необратимо.

Любовь и кашель не скроешь.
Я не забыла.
Я причувствовалась к вам.
Ведь иногда одно слово поддержки вдохновляет на вечность.
К лету ждите подарков.

"Еще одно очень важное сообщение. я влюбляюсь...необратимо." ПСР

02:17 

Скоро.

Любовь и кашель не скроешь.
Дорогие люди, у меня всё также огромное количество мыслей и идей, планов (плана) и сюжетов; в черновиках у меня уже несчётное количество начатых записей. Но из-за проблем с глазами я сейчас не в состоянии долго сидеть за компьютером. Но в ближайшие дни я вернусь, чтобы вдохновлять и обескураживать вас, смешить и доводить до слёз.

"Можно лежать на мосту и смотреть, как течет вода, можно бегать, можно бродить по болоту в красных сапожках, а можно свернуться клубочком и слушать, как дождь стучит по крыше. Быть счастливым очень легко." (Муми-троллики Туве Янсон)

04:55 

Снова.

Любовь и кашель не скроешь.
Потребность читать заметки умного человека вынуждает меня завести уже 5-ый (!) дневник. Признаться, было весьма тяжело найти ресурс, на котором я ещё не регистрировалась. Адреса прошлых дневников благополучно утеряны. Как и что тут делать - ничего непонятно; это становится уже традицией.
Небывалое отсутствие давления на меня от кого бы то ни было вдохновляет; чуть ли не в первый раз я смогу писать свободно, не боясь затронуть чьи-либо эгоцентричные чувства.
Полную открытость не гарантирую, но в искренности написанного можно не сомневаться.
По-моему, вести дневники я начинаю, когда понимаю, что основательно схожу с ума. Дневник - это как мостик из настоящего мира в ваш мир.
Вперёд.

@настроение: лихорадка

21:37 

Бунтарский дух подростка.

Любовь и кашель не скроешь.
В это невозможно поверить, но сейчас речь пойдёт об этой жизни.
Когда-то давно звёзды выстроились в ряд и я по определённым причинам начала записывать повествование (которое плавно должно было вытечь в книгу) о времени, которое я провела в колледже. Накатала аж 6,5 (!) листов. После этого я по весьма загадочным причинам перестала общаться с человеком, который попросил меня это сделать, и необходимость в создании шедевра канула в Лету.
Но недавно я совершенно чудесным образом наткнулась на эту только набирающую обороты повесть и решила выложить вам.


"Великие говорят, что того, кого послала нам судьба в самые тяжкие вздохи нашей жизни, мы почуем сердцем. Невероятно, но так случилось и со мной: стоя в душной и непривлекательной толпе, состоящей из приторно улыбающихся раскрашенных марионеток, я увидела Его – кофеварочный автомат.
Шутки шутками, но уже тогда я была почти готова признать поражение перед своей грозной матерью, решительно настроенной против педагогического колледжа, мотивируя это ничтожной зарплатой преподавателей и их примитивной жизнью. Нет, я ни капли не сомневалась в своём предназначении – отдавать детям всю ту трепетную нежность, что есть во мне, - просто меня немного смутил контингент будущих учительниц, щеголявших в юбчонках, едва прикрывающих уши, и демонстрировавших высокий потенциал к поглощению в огромных количествах дешёвых коктейлей и круглосуточных телесериалов. Всё лето до начала учёбы мама слёзно умоляла меня прикидываться в колледже приличным ребёнком, чтобы хоть в новом обществе у меня сложилась репутация не «маленькой разбойницы» и кошмара всех учителей. Особенно она просила меня о том, чтобы я помалкивала и не шокировала всех вокруг своими смелыми суждениями обо всём на свете (хотя чаще всего моё мнение и не спрашивали, это не мешало мне охотно его высказывать).
Я вняла её просьбам, но, познакомившись с дамочками, которые через пару дней станут моими одногруппницами, поняла, что должна себя хоть чем-то порадовать до соприкосновения с этим царством пафоса и модных стереотипов поведения, и пришла на практику с зелёными волосами. Нет, я не хочу таким образом выделиться, как, наверно, считают взрослые (выделяться нужно незаурядным умом, чувством юмора и талантами), мне просто нравится такой цвет. Чем он отличается от каштанового или русого? Почему я обречена таким обыденным поступком – покраской волос – на кривотолки и пошушукивания за моей спиной? Это не люди выделяются, это вы выделяете их вследствие своих понятий о том, как можно и как нельзя. Но, собственно говоря, мне на это плевать, поэтому я и сделала то, что хотела.
В довершение к этому утром я не смогла стащить свою одежду со шкафа, которая каким-то причудливым образом там оказалась, и мне пришлось напялить одежду Сергея, который сопел во сне, как старый морж. К моему восторгу мне удалось под шумок умыкнуть и его бежевую клетчатую рубашку, на которую я уже давно положила глаз.
Сергей – мой друг, который может трогательно дать мне пинка в качестве поддержки в трудную минуту, за что я его и ценю. Все эти глубокие чувствования, «зайки» и «рыбки», слёзы в три ручья по поводу и без, сентиментальные переживания вгоняют меня в тоску и безысходность. Суровый же Сергей, с которым у нас братские «отношения на выживание», не даёт мне раскиснуть.
Как бы то ни было, сейчас я стояла, лениво прислонившись к стене, с зелёными, цвета морской волны, волосами по плечи, в мужской одежде, пила невкусный кофе и щурилась на солнце, робко заглядывающее в окна вестибюля. Оно каким-то мистическим образом всегда меня успокаивает, и, даже если я нахожусь в окружении не внушающих доверие личностей, я становлюсь умиротворённее оттого, что нас двое.
Не в силах выносить пустой трёп, атакующий меня со всех сторон, я моментально достаю плеер и погружаюсь в творчество Zемфиры и Гребенщикова. Стараюсь не раздражаться от бессмысленности пребывания здесь. Ведь у меня есть солнце и Zемфира. А это значит, что меня ничто не сможет сломить.

***

Первое торжественное собрание всех первокурсников перед практикой и началом учёбы.
Выбрав место за первой партой у окна (лучшее место, чтобы доставать учителей), расслабленно наблюдаю за дикцией и мимикой директрисы колледжа. От неё веет стервозностью. Но мне, в общем-то, всё равно. Просто, наверно, не нужно срывать злость из-за неудач в личной жизни на других людях.
Поражаюсь разношёрстности коллектива будущих студенток. От тихих домоседок до существ, чей пол даже нельзя определить (рьяно стараюсь не думать о том, что на меня тоже косо посматривают). Что привело их всех сюда? Неужели эти люди действительно хотят стать преподавателями? Спешно подумываю о том, что мой ребёнок (если таковой случится в моей жизни) будет с первого класса переведён на домашнее обучение.
...Втирают что-то про запрет на курение на территории колледжа, распорядок работы столовой, разновидности окраски попугаев... а, нет, про попугаев это уже мои мысли.
«Не все доучатся до конца». С каким-то невозмутимым равнодушием осознаю, что в число тех, кто не проучится все 4 года, войду и я. Не знаю, почему эта мысль пришла мне в голову.
Разумеется, я хочу быть Преподавателем. Но этот колледж будет меня душить, я это почувствовала в первый же день. Потому что я «трудный подросток» или с обществом действительно что-то не так? Я всегда говорила, что это не я ненормальная, это вы все вокруг ненормальные. Потому что есть трупы животных – это ненормально, относиться к людям, судя их по внешности – ненормально, быть стадом без личностной идентификации – ненормально. Разумные ли это мысли или всего лишь рядовой бунт подростка? Не знаю, но я считаю, что бунтовать против привычного уклада жизни в 15 лет (а именно столько мне тогда и было) – это естественно. Подростки ищут свой Образ в Жизни. Неестественно слушаться родителей, которые с чего-то вдруг решили, что цифра в их паспорте говорит не о зашоренности, а о мудрости. И Истинные взрослые должны с терпимостью относиться к кипучей жизнедеятельности подростков, а не всячески обламывать им ещё такие белоснежные крылья. Наоборот, надо всячески помогать их поиску и не преломлять бушующую энергию.
Я сидела и слушала бесполезный поток информации, извергаемый моими будущими учителями, которые, увы, совсем не Учителя. Господи, ну не всё ли равно, кто с кем будет в паре и какой именно тряпочкой мыть окошки на практике? С детства меня бесило сидеть по линеечке и носить белые бантики, которые я во 2-ом классе однажды со злостью распорола бритвой. (Кричали на меня за это сильно, но в моей детской душе ликующе разливалось чувство триумфа, - долой бантики! - пока на следующий день в мои каштановые волосы не были вплетены отвратительные фиолетовые ленты.) Лично я считаю это мелочностью, но, с другой стороны, детей надо приучать к дисциплине (я же поступила на факультет учителя начальных классов). Дисциплина – это помощь в повседневности или очередная попытка человека упорядочить весь мир? Или просто способ контроля за нежными детскими душами?

После пропесочивания мозгов необходимостью молниеносно улетучиваться из класса на перемене, начались тренинги, предназначенные для «сплочения коллектива».
Миловидная короткостриженная учительница с пепельными волосами и говорящей фамилией Архангельская с какой-то особой ритуальной осторожностью написала на доске:
«Кто не знает, в какую гавань плыть, для того не бывает попутного ветра». Сократ.
- Девочки, а теперь давайте выскажемся по очереди, кто как понимает это изречение и согласны ли вы с ним? – Жизнерадостно провозгласила учительница, как-то победоносно оглядывая всю аудиторию.
На весь класс раздаётся чей-то вечно недовольный голос, с ленцой императора растягивающий гласные (интересно, ну чей же это голос мог быть):
- Ну, начнём с того, что это сказал Луций Анней Сенека.
Миловидная учительница примолкла, но с вызывающей уважение быстротой взяла себя в руки:
- Вряд ли, милая моя, - благожелательно улыбнулась учительница.
Я рассвирепела. Какая я ей «милая»?
- Не вряд ли. Это сказал милый Сенека, и я могу это мило доказать. В вашем милом колледже, мило полагаю, есть милый интернет? – С раздражением вскинулась я. Как и всякий уважающий себя протестующий против всего и всех подросток, я обожала спорить, но просто ненавидела, когда спорили со мной.
Вторая учительница – ассистентка Архангельской, - до этого маниакально зыркавшая из-за учительского стола, поняла, что ситуацию надо брать в свои руки:
- Конечно, мы могли и ошибиться! Всякое бывает. Но не будем уходить от темы. Вот как ты понимаешь этот афоризм, Асенька? – Сказала она мне, взглянув на мой бейджик, с интонацией, с которой обращаются обычно к детям и умалишённым.
Асенька… Меня зовут Настя, но после прочтения произведения И.С. Тургенева «Ася» несколько близких мне людей стали называть меня именем главной героини. Что ж, это, во всяком случае, лучше, чем бывшие до этого «Фикус Роджер», «Патрик» и «Жужжа».
Но всё это было в прошлом. Бесповоротно. Навсегда. Я больше никогда не вернусь к тем людям, занятиям и кличкам.
- Меня вообще-то Настей зовут, - поморщившись, как от зубной боли, сказала я.
Грандиозно. Как это выглядит со стороны? Но я себя быстренько успокоила тем, что написала хотя бы женское имя. Было бы хуже, если бы получилось так: «Меня зовут Настя, но для друзей я Денис».
- Настя? Ну да, Ася – это разновидность Настей, - продолжала тошнотворно улыбаться Архангельская, придя в себя. – Так что тебе пришло на ум после прочтения этого афоризма?
- Смородиновое варенье, - не задумываясь ответила я.
- Почему? – изумилась Архангельская, с раздражением разглядывая мои зелёные патлы. Она проявляла чудеса выдержки. Обычно меня переставали слушать через двадцать одну секунду (я специально засекала время). Ненавижу фальшивые улыбки по принуждению. Я же вижу, что она с удовольствием прикончила бы меня, зачем она мне скалится. Разве может педагогика строиться на лжи?
- Потому что я хочу смородиновое варенье, и оно придёт мне на ум после прочтения чего угодно. – Я непреклонна. Остальные девушки слушали нас, затаив дыхание и смех.
- Это замечательно, но, может быть, у тебя есть какие-то мысли именно по поводу изречения, написанного на доске? Как ты можешь его объяснить? – Не отставала живучая преподавательница.
Она же уже не молода, и, наверно, опыт преподавания у неё большой. Как она не понимает, что разговоры со мной ни к чему хорошему не приведут? Я, если честно, и сама не знаю, какой нужен подход ко мне, чтобы я «слушалась и вела себя нормально». Ещё никому не удавалось пробудить во мне интерес к той деятельности, которой я не хочу заниматься (например, к урокам), а ведь заинтересованность ученика – это гарантия успеха преподавателя. На данный момент жизни я могу сказать только то, как себя НЕ надо вести со мной. Методом исключения я намереваюсь когда-нибудь найти «идеальную формулу», тот недостающий ингредиент для доступа к моему сердцу и хорошему расположению, и, как только я пойму, как надо себя вести с колкими подростками вроде меня, я смогу разбить броню любого ребёнка на свете.
И, кстати, я считаю, что только двоечники и сложные подростки смогут стать Истинными, Светлыми Преподавателями, потому что только они знают, какие бури могут происходить как в учёбе, так и в душе, какие трудности могут подстерегать в школе и становлении личности. Потому что только трудные подростки – живые. Ершистые хулиганы мне всегда были симпатичнее примерных девочек, почему-то всегда напоминавших мне комнатных собачек, и слюнявых очкариков, жизнь в которых померкла, так и не успев возгореться. Изменить направление энергии легче, чем возродить её. Поток реки легче направить в другое русло, чем изначально копать землю под ручей и как-то залить в него воду. Но, безусловно, перед этим неугомонные подростки должны сами познать радугу и найти выход, освобождение от оков, не дающих им ранее свободу. Живые подростки тем и отличаются от неживых: живые видят свои оковы - обусловленность, - которыми их щедро снабдило общество, и хотят избавиться от них, но не знают как. Отсюда их язвительность и желчность. А неживые подростки (как, в прочем, и неживые взрослые) принимают свои наручники за браслеты.

Но это потом. А пока...
- Вы хотите, чтобы я объяснила смысл этого изречения? Неужели здесь что-то может быть непонятно? Это всё равно что сказать: «На столе лежит книга», и попросить объяснить человека, как он это понимает. По-моему, в высказывании Сенеки всё кристально ясно, - устало объясняю я столь очевидные вещи, откинувшись на спинку стула. Меня чертовски выматывает глупость людей.
Архангельская совсем не по-архангельски начала терять терпение, маскируя это под радушнейшую из улыбок, имеющихся у неё в ассортименте:
- Ах, вот как! Ну, Настя, значит, Вы согласны с тем, что он имеет в виду, раз это настолько очевидно? – Пытается меня подловить. Ха.
- Я согласна с тем, что он сказал, но не согласна с тем, что он имел в виду, - говорю я и улыбаюсь в ответ самой очаровательной улыбкой, на которую только способна. Правда, Сергей говорит, что она похожа на предсмертный оскал гиены.
Заметив, что своими словами я вконец обескуражила Архангельскую, примирительно произношу, дабы упростить ситуацию:
- В общем, нет, не согласна я с ним.
Женщина вся как-то поникла и уже без особой надежды спросила:
- Не согласны? Почему?
- Видите ли, - начинаю я, явно издеваясь над ней, и авторитетно закидываю ногу на ногу, - тут возможно несколько вариантов развития событий. «Кто не знает, в какую гавань плыть, для того не бывает попутного ветра». Во-первых, мы не всегда понимаем, чего именно мы хотим, и откуда именно идут истоки наших стремлений, желаний и суждений. У нас, может, нога чешется, а мы это трактуем как желание посадить цветы. Поясню. Например, человеку понравилась девушка. Он знает цель - он хочет завернуть в её гавань. Он чувствует тягу к ней, и тут начинают вырисовываться безумные и совершенно лишние концепции по этому поводу, например, «мы с ней были знакомы в прошлой жизни, это связь, наконец-то я её нашёл». Но, если копать глубже, то мы явственно понимаем, что это тривиальное желание девушки. Я говорю об активизации нижних чакр, если непонятно. А сколько было потрачено сил, денег и времени, когда можно было бы отделаться одним подкатом и одним действом в одну ночь! Во-вторых, мы не всегда понимаем, какие события нам препятствуют, а какие действительно помогут в осуществлении нашей цели, то есть не можем отличить попутный ветер от непопутного. «Мы не знаем всей истории». И не можем знать. Например, я мечтаю стать великой актрисой и тороплюсь на работу в театр. И тут со мной хочет познакомиться молодой человек. Я за, но я же хочу покорить Бродвей, поэтому опаздывать на работу нежелательно, и я ему отказываю. Казалось бы, я правильно лавирую, попутный ветер, все дела. Но этот парень оказывается преуспевающим режиссёром, которого заинтересовала моя внешность, и он хотел предложить мне главную роль в новом фильме. Какой итог? Будучи уверенной, что моя работа в театре – попутный ветер, я упускаю, может быть, самый большой шанс в своей жизни. Ну, «не взлетим, так поплаваем». И, наконец, в-третьих, Вселенной – или Богу, если хотите, - виднее. Надо прислушиваться к импульсам Жизни, позволять ей вести себя, вытаскивать изнутри свои реальные желания, а не навязанные обществом. Нет, это не значит, что теперь надо хлестать водку каждый день, мотивируя это тем, что это ваши «истинные желания, идущие от сердца». Надо приобрести истинное слышание.
Подводя черту своему блестящему и упоительному монологу, хочу посоветовать всем: не выдёргивайте фразы из контекста. Как, например, все обожают эту заезженную фразу Фридриха Ницше: «Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее». Или Оскара Уайльда – все любят пестрить его цитатами, вырванными из целого текста. Не всегда одна фраза несёт в себе законченный смысл. Могу привести такой пример нашего красавчика Сенеки: «Сильнее всех – владеющий собою», чего вам всем желаю, прекрасно отдавая себе отчёт, что заполнила собой всё эфирное время, даже не прерываясь на рекламу. Можно не аплодировать, своё неподдельное восхищение вы можете выразить в конце рабочего дня. Оплата принимается любыми банковскими картами, записаться ко мне на консультацию можно по средам и пятницам до шести вечера.
Разгорячённая, я замолчала. Серёжа называет это «высосать философию из консервной банки», к чему, как он утверждает, у меня талант. Так как я преподаватель (хоть и будущий), моя речь всегда плотно изобилует предельно простыми, но яркими примерами и плюрализмом образов. Также большое значение имеют способности к ораторскому и актёрскому мастерству. Интонация, тембр, громкость, скорость речи. Живая мимика и жесты. Одним словом – харизма. Иногда я всерьёз подумываю, что важнее этого качества ничего не может быть. Иисус и Гитлер согласились бы со мной.
Я всегда стараюсь увлекать людей в свои рассуждения. Я полностью поддерживаю психолога Дейла Карнеги в его стремлении разговаривать только о том, что интересно вашему собеседнику, но, увы, тогда с пугающе подавляющим большинством людей мне пришлось бы с пристрастием обсуждать длину бахромы на юбке или как круто сыграл Спартак в субботу. Так и сейчас: я видела, что девушки, сидящие в классе, несмотря на неуёмное желание поскорее метнуться в столовую, с интересом внимали моему монологу, изредка посмеиваясь и переглядываясь. Но Архангельская – уже без ассистентки, которая вдруг куда-то испарилась (надеюсь, она хотя бы не являлась плодом моего воображения, эх, не надо было есть ту таблетку, которую Серёга окрестил аспирином) – всё время набирала в грудь воздуха, чтобы перебить меня; чувствуя это, я начинала ещё громче и быстрее говорить, не давая ей вклиниться. Как только я заткнулась, Архангельская переняла бразды правления, опасаясь, что мне в голову, не дай Бог, может взбрести что-нибудь ещё:
- Так, а кто ещё как думает? Можете садиться, Настя, спасибо.
Я выпала в осадок. Она даже не слушала меня! Я со злостью плюхнулась на стул. Я так увлеклась, что даже не заметила, как встала. Но, что ещё больше огорчило меня, так это то, что девушки, с таким искренним интересом слушавшие меня всего лишь минуту назад, сейчас безропотно соглашались с моим нечаянным оппонентом Сенекой. Вот, ещё один вопрос из педагогики, на который мне надо будет найти ответ: как сохранить огонь в сердцах учеников? Меня буквально сбивает с ног тот факт, что, как бы ты ни старался, твои робкие световые намётки в умах и душах детей безжалостно гасятся по окончании урока. Зажечь их мне всегда удавалось, причём бесподобно, но вот продлить... Сквозь свои безутешные мысли я вспомнила давнишний ответ Сергея на мои рассуждения по этому поводу: «Настя, запомни, продлевают только проститутку и проездной на метро, надо всем остальным ты не властна. Ты никогда и никого не сможешь изменить, хоть святого, хоть убийцу, все твёрдо держатся за свою реальность. Хотя... святого, может быть, ты бы и смогла соблазнить, например. Но у тебя же другие методы и цели, я так понимаю? Как только ты решишь попробовать метод, предложенный мной, позови... Ладно, пойдём купаться, кто последний добежит до речки, покупает нам мороженое». Мне стоит поучиться у него лёгкости и беспрекословному принятию реалий жизни, это мудрость, а не слабость, как я раньше думала. Но пока я не чувствую в себе смирения. Я почему-то предпочитаю стоять на рельсах и красноречиво убеждать мчащийся на меня поезд свернуть, Сергей же молча отойдёт в сторону. Может, всё дело в том, что он на 5 лет старее меня. Неужели возраст действительно играет роль в развитии сознания? Пока мне трудно это понять.

Я повернулась к окну. Утром был добрый грибной дождь, и асфальт празднично сверкал серебряными отливами луж. Маленькая девочка в розовой шапочке, воспользовавшись тем, что её мама отвернулась, с распирающей её радостью прыгала в яме с грязью. Я не слышу, а чувствую, что она смеётся. Но счастье продлилось недолго: в следующую секунду женщина с яростью набросилась на малышку и сгребла её в охапку, оттаскивая от источника блаженства. Плач. Обида. Непонимание. Как быстро меняются слайды жизни. Что заставило маму девочки так себя повести? Это же так здорово – возиться в грязи! Я бы и сама сейчас с удовольствием вывалялась в ней. Неужели так сложно постирать штаны малютки после прогулки? Дааа, лень – не только двигатель прогресса, но и квинтэссенция всех разладов в отношениях между людьми. Я и сама не передовик производства и считаю диван своим лучшим другом, ведь только он с таким нетерпением и так усиленно ждёт и зовёт меня, что я просто не в силах отказать ему, но материнство – это серьёзный шаг, даже самый серьёзный, я бы сказала. Надо знать, на что ты идёшь, и не халтурить в выбранном.

Скорее бы уже закончилось это угнетающее собрание благородных девиц, я уже от безысходности обдумала всё, что только можно.
От рубашки Сергея приятно пахнет терпким мужским одеколоном. Человек перестаёт различать запах через 10 секунд после его появления, но я волшебным образом всё равно его чувствовала. Серёжа со своей девушкой Кристиной (мы иногда в шутку называем её «нашей» девушкой, так как Серёга стал мне как брат за последние полгода, и мы всё делим пополам, ну кроме, разве что, шоколадки), эти ленивые коты, наверняка ещё спят. Вдыхаю нагретый позолоченный солнцем воздух, провожу рукой по волосам..."


Здесь оборвалась моя книга, которой не суждено было осуществиться.

02:16 

:48. Заключение по трём предыдущим записям.

Любовь и кашель не скроешь.
Всё на своём месте.
Несправедливости не существует.
Мир прекрасен, с вашим вмешательством или без.

...Когда умерла, первым, кого я встретила на тонком плане, был мой ребёнок. Светлая и искрящаяся душа. Он прикоснулся ко мне, и я почувствовала его послание:
"Ты всё сделала правильно.
Не волнуйся о детях, умирающих столь рано, и передай это послание людям, если захочешь родиться там ещё. Пройдя много испытаний, ты можешь выбрать сама, как и где продолжить свой путь.
Все дети, умирающие в раннем возрасте - это могучие души, которым нечему учиться на Земле, но которые жаждут получить физические ощущения. Твёрдая пища, статичность мира, не меняющееся тело, дуновение ветра, сила притяжения, физические болезни и боль - перечислять можно бесконечно. Некоторые идут дальше: учатся ходить, говорить, идут в школу - им интересно взаимодействие с людьми. А потом, прожив всё, что им было интересно (до вступления в подростковый возраст, когда идёт основное выстраивание всех тел), покидают физическую оболочку тем или иным образом; они возвращаются домой.
Так что не беспокойся о них.

(Прим. от меня сегодняшней: когда я была в Индии (Ладак, Лех), из-за перепада давления я очень сильно заболела (город находится в горах). Невыносимые головные боли, тошнота, температура, невозможность спать (только час в день) и есть (рвёт даже от воды). Я [астральным зрением] обнаружила живущих там существ, которые с превеликим интересом наблюдали за людьми. Реализовавшиеся души. Разумеется, они безликие, но, так как мне было тогда всего 18 лет, они ради меня предстали передо мной как маленькие привиденьица, похожие на мешочки, которые очень ярко изображали эмоции. Когда я заходилась кашлем, они делали восторженно-изумительные лица (кашель с кровью - это же нереально круто, это же ощущение тела). Это выглядело очень уморительно, кашель чередовался со смехом. Они пробовали ещё передразнивать меня и подражали кашлю; звучало это, как будто кашлял маленький пёсик.
Я упрашивала их остаться со мной и поехать в Россию, но они обитают только в высокочастотных физических местах, где духовные мотивы людей наиболее сконцентрированы.
Я поняла, что это те самые грандиозные души, реализовавшие свой потенциал божественного, но которые интересуются физическим миром. Некоторые из них, насмотревшись, идут дальше, а некоторых это настолько цепляет, что они рождаются и быстро умирают. Они счастливы, и жалеть их не надо. Так как я нигде обо всём этом не читала, а всё познавала и познаю сама, то я окрестила таких существ снусмумриками.
И, да, наркотиками я не увлекаюсь и справка о психической полноценности у меня есть.)

И о родителях, потерявших ребёнка, тоже не надо печалиться. Это их карма, они должны пережить это. И принять Вселенную такой, какая она есть. Ты же смогла перенести всё, отмеренное тебе, значит, рано или поздно смогут и другие.

О больных детях не тревожься; они должны искупить прошлые деяния."

(Прим. от меня сегодняшней: ещё совсем недавно я чуть ли не ночевала в детдомах и домах малютки для коррекционных малышей, упахиваясь до полусмерти (волонтёром). Жалость к ненужным и обездоленным душила меня, отнимая мою жизнь. Я не могла понять, чем такие крошки заслужили такое; мой энергопотенциал и жизнерадостность были близки к нулю.
Однажды я выгуливала ребёнка с синдромом дауна (из-за отсутствия волонтёров с ними некому гулять, присматривать надо за каждым отдельно, в группе 10> человек, а няня одна, поэтому дети не бывают на улице по нескольку месяцев. Просто лежат в кровати. Так как их никто не развивает, они так и остаются овощами до 8< лет, потом они умирают, а некоторые идут на органы. Об этом вы вряд ли узнаете где-нибудь, разве только как я, случайно. Когда я захотела придать этому огласку, мне доброжелательно намекнули, что не сносить мне моей головы). Я поставила нам Элвиса Пресли на телефоне и погрузилась в абсолютно бездушные и пустые глаза ребёнка. Жгуче захотелось узнать, чем он заслужил такое... В общем, в голове моей пронеслись картины насилия и убийства, уж позвольте мне не описывать это в ярких красках. Я почувствовала отвращение, подступившее тошнотой; на глаза навернулись слёзы злости. Сдав ребёнка воспитательнице, я просмотрела других детей. Все, как на подбор: маньяки, педофилы, убийцы, наркоманы. У меня закружилась голова. Когда я в первый раз посетила детдом для коррекционных детишек, у меня сложилось впечатление, что энергетика здесь точно такая же, какая бывает в тюрьмах. Оказалось, не зря.
В тот день я поняла: всё во Вселенной на своём месте. Больше я в в детдомы, ребцентры, хосписы и больницы не возвращалась. Как выяснилось позже, это чуть ли не спасло мне жизнь: я почти выжегла себя, полностью отдаваясь бывшим чудовищам. Не мешайте людям отрабатывать карму. Никого это не спасёт, а себя погубите.
Хочешь спасти мир - спаси сначала себя. А как дойдёшь до истоков мироздания, поймёшь, что спасать-то и некого.)

Таким образом эта невероятно сияющая душа дала мне знания ещё о многих истинных причинах того, что мы привыкли считать страданием.
А потом я пошла дальше.


Всё на своём месте. Так к чему же быть несчастными?

"И неужели в самом деле можно быть несчастным? О, что такое мое горе и моя беда, если я в силах быть счастливым? Знаете, я не понимаю, как можно проходить мимо дерева и не быть счастливым, что видишь его? Говорить с человеком и не быть счастливым, что любишь его! О, я только не умею высказать... а сколько вещей на каждом шагу таких прекрасных, которые даже самый потерявшийся человек находит прекрасными? Посмотрите на ребенка, посмотрите на Божию зарю, посмотрите на травку, как она растет, посмотрите в глаза, которые на вас смотрят и вас любят..." (монолог князя Мышкина, Ф.М.Достоевский, "Идиот".)

(в комментариях присутствует более подробное описание поднятых тем)

02:40 

:48. На протяжении полугода (часть 3, последняя. Части 1 и 2 приведены чуть ниже).

Любовь и кашель не скроешь.
Он
Жена с дочками уехали на несколько дней в Париж, чтобы обзавестись тысячной по счёту парой жизненнонеобходимых моднейших сапожек.
Разобравшись с бумагами, я решился на отчаянный поступок: пригласил Её в гости. Лекарь говорит, что если Она будет получать положительные эмоции, то это сможет поспособствовать выздоровлению.
Я заблаговременно отпустил пораньше всех слуг и стал ждать Её.


Я
Как дивно здесь блестит пол, такой чистый и скользкий! И окна такие огромные, что просто дух захватывает! А посуда какая замечательная, такая гладкая, я всё боялась выронить! Столько красивых вещиц я не видела за всю жизнь!
Так счастлива я не была никогда.
Ну, разве только тогда, когда мы с мамой играли в прятки. Это единственное воспоминание, связанное с ней.


Он

Она улыбалась весь вечер не переставая.
Из-за социального статуса не принимаемая высшим обществом, из-за неспособности сплетничать и участвовать в жалких склоках - не принимаемая низшим.
Необразованная и бескультурная, дурно одетая и обречённая - почему же я так нуждаюсь в ней?

С гордостью первооткрывателя я показывал ей дорогие вещи и славные безделушки, о существовании в моём доме которых я и не подозревал: меха ("на ощупь, как мука!"), шёлк (Она даже вскрикнула, когда я положил ткань Ей на руки; позже Она призналась, что наощупь она напомнила ей воду и Она боялась, что шёлк протечёт ей сквозь пальцы), золото ("как солнышко в ладошке"), брильянты ("они похожие на глазки муравьёв"), кружева (они привлекли Её внимание больше всего; она долго не могла поверить, что такую чудесную тончайшую работу выполняют люди).
Мы сблизились за те 5 месяцев, что были знакомы, и Она больше не боялась меня; слушая Её, я смеялся до слёз, мне никогда не было так светло на душе.
Ещё вчера меня тяготили богатство и роскошь, но уже сегодня я был несказанно рад удивлять Её хотя бы этим, отыскивая в доме всё новые и новые предметы.
Наравне с драгоценностями Она также высоко оценила невыводимое пятно от вина на персидском ковре ("оно похоже на журавля") и дверную ручку ("если посмотреть по диагонали, то складывается ощущение, что она улыбается нам").

Мне было тепло и радостно, но в душе змеёй клубилось неприятное чувство, затрудняющее дыхание. Когда я видел, как эта женщина, изрядно потрёпанная судьбой (некоторые факты из Её жизни были настолько чудовищны, что кровь моя леденела в жилах), так искренне радуется каждой мелочи, с удивлением ребёнка во все глаза осматривая всё вокруг, я невольно вспоминал свою семью.
Я вспомнил то восхищение, с которым жена когда-то смотрела на меня. Я вспомнил простенький этюд, который старшая дочь, будучи ещё совсем малюткой, придумала и посвятила мне, исполнив его на рояле перед гостями. Вспомнил, как младшая дочь раньше постоянно сидела со мной в рабочем кабинете, не желая оставлять меня даже на минуту. Вспомнил, как они нетерпеливо ждали меня из разъездов по другим странам и пищали от восторга, когда я привозил им подарки.
Где это всё?
Почему сейчас я не вижу их завороженного взгляда на этот мир, а наблюдаю только хищное и алчное стремление завладеть земными благами? Почему эта блёклая женщина, не имеющая ничего, так ценит порывы ветра и так ярко светит, а моя семья, имеющая доступ к любым драгоценностям, так похожа на безобразно пёструю крикливую стаю ворон?

Дабы отвлечься от этих невесёлых мыслей, отравляющих моё существование, я вызвался приготовить нам чай, который мы будем пить из той "гладкой" посуды, так полюбившейся Ей.
Чай я не готовил много лет, поэтому это показалось мне довольно занятным.


Я
В ожидании настоящего индийского чая я осторожно присела на изумительный уютный диванчик, расшитый нитками всех цветов радуги. Затаив дыхание, провожу пальцами по чудесным деревянным лакированным ручкам.
Он такой мягкий, такой непозволительно мягкий...
Насторожившись, прислушиваюсь к звукам.
Никого.
Посовещавшись с собой (совет продлился около 0, 8499 секунды), решаю прилечь. Ведь я сплю либо сидя в кресле, либо на голом полу, а на мягкой горизонтальной поверхности я и не лежала никогда.
Я же совсем-совсем не совершаю ничего непозволительного.
Я ведь полежу ровно полсекундочки, а потом сразу же встану, как будто ничего и не было.

Вот полсекундочки пройдёт, а я так - ррраз! - и вскочу быстрёхонько, будто и не лежала на таких шикарных диванах никогда.


Он
Она заснула.
Тотчас забыв про чай, я на цыпочках подкрался и сел на стоящее рядом с диваном кресло. Хотел накрыть её чем-нибудь, но побоялся потревожить Её сон.
Она спала, как ребёнок, подложив руку под щёку.
Всматриваюсь в Её лицо.
Глубокие бороздки морщин пробежались вокруг глаз. Иссохшиеся бледные губы по цвету почти сливаются с кожей. Соломенные волосы выглядывают из-под капора.
Моё сердце гулко стучало, так громко, что было просто удивительно, как это Она не пробуждалась.

Открытие пронзило меня, словно молния: а Она ведь красивая.
Если бы Она делала хоть малую толику из того, что делает для своей внешности жена; если бы у Неё была хоть тысячная часть одежды, принадлежащей дочерям; если бы Её питание не было таким скудным; если бы Она не была и физически, и морально полностью выпотрошена всевозможными болезнями, если бы Она не работала на мужской работе больше 12-ти часов каждый день, если бы беременность не протекала настолько сложно... то Она бы была одной из самых прекрасных женщин, которых я только видел.

Нет, я не влюбился в Неё, я просто преклонялся перед Ней: чистейшим Мужеством, Силой и Стойкостью; она словно заменила мне самую близкую из сестёр, умершую, когда мне было 9 лет.
Как будто я повстречал старого доброго друга (я не верю Её словам о прошлых жизнях, но иногда всерьёз задумываюсь о возможности этого).
Как будто я нашёл кристальный родник смирения в бескрайней пустыне человеческого невежества и эгоцентризма.
Как будто я вновь начал жить.

Пока я лихорадочно раздумывал, как бы её ненароком не разбудить, она проснулась.

***

Я: Боже мой, прошу Вас простить меня великодушно! Представить себе не могу, как я могла заснуть...
Он: Я не обижаюсь на людей, которые хотят спать. Погружаться в объятия Морфея в гостях друг у друга становится традицией, не находите?
Мы расхохотались, не подозревая, что это наш последний совместный смех.


Дальнейшее детальное описание страданий опущено во избежание излишней драматизации. Будет просто перечень фактов.
Его мысли и дальнейшую жизнь я не стала писать, так как это всё-таки рассказ о моей жизни.
Жизнь большей части населения в те времена действительно была ужасающей, я не преувеличиваю и не приукрашиваю.


Я
Его срочно вызвали в Париж, он спешно уехал.
Роды начались внезапно; рожала я одна.
Малышка умерла через неделю.
В следующие 3 недели мне сделалось совсем дурно и никому не было до этого дела; навестили меня только один раз с оповещением об увольнении.
Он всё-таки успел приехать, но я окончательно помешалась и не узнавала Его.
Через два дня я умерла.


Всё написанное не является выдумкой.
"Я с радостью жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться". Фрида Кало.

20:58 

Сон. Странный сон. Я вижу отражение себя (z).

Любовь и кашель не скроешь.
Окрылённая. Только проснулась.
Обычно для сна требуется мало времени, 2-3 часа, но если ваше тело спит, а вы - не совсем, то проспать можно гораздо дольше. (Я про ВТП.) А ещё бывает, что что-то приходит через сон. Откровение, будущее, прошлые жизни, приключения в другом мире (все помнят, как люди просыпаются и говорят на 80-ти языках, но классическим ВТП это назвать сложно). Отличить обычный сон - генератор бреда - от не то что бы ВТП, но от какого-то откровения легко. В обычном сне вся цепь событий не связана, вы видите бредовые вещи (синий крокодил уплетает сгущёнку и вас это ни капелики не смущает), ваши завуалированные страхи, желания. То есть если вам приснилось, как вашу жену сбил грузовик, увы, погодите радоваться, вы не пророк. А бывают сны, меняющие сознание. Например, Кришнамурти говорил, что отличить эти сны можно по эмоциональной окраске, то есть если ваш сон вас шокировал, причём не просто напугал (кошмары из подсознания тоже пугают), а именно поразил, вдохновил, если вы не можете отойти от пережитого несколько дней; если вам снятся незнакомые люди, места и события, если цвета сна гораздо ярче и интенсивнее, то это именно то, о чём я говорю. Такие фантастические сны. То есть если вам приснилось, что вы идёте на работу, то вы не ясновидящий. Я часто ещё называю такие "сны" нежеланными ВТП; такое чаще всего происходит с теми, кто умеет выходить из тела, но по каким-либо причинам прекратил этим заниматься. Так что, если вы не искусный астральный путешественник, но ваши сны вам кажутся верхом творчества и совершенства, то спешу вас огорчить, это скорее всего просто феерический генератор бреда. А разные сновидцы и астральные путешественники типа Лабержа вообще говорят, что ВнеТелесныеПутешествия и те фантастические сны, о которых я говорю и вовсе одно и то же, и называют они их ОсознанныеСновидения. Я же придерживаюсь такой классификации: обычные сны, фантастические сны и ВТП. А можно через сон осуществить ВТП, чем, собственно, и занимался Кастанеда. Но сейчас речь не о ВТП, а о таких фантастических снах, так как книг по ВТП много, по обычным снам (все эти нескончаемые анализы психологов и совершенно бредовые сонники: вам приснилось, что огромная личинка сожрала вашу ногу? о, вам надо простить ваших близких!) - тоже, а фантастические сны все обошли стороной. Я придерживаюсь мнения Ошо и Кришнамурти, утверждающих, что обычные сны - игра подсознания - значат только то, что вам до медитативного состояния далеко.
Про обычные сны (генератор бреда), думаю, всем ясно, а отличие выхода в астрал от фантастического сна я ясно объяснила? Значит, так: при ВТП вы можете наведаться к любимому человеку, а по возвращении в физическое тело надавать ему 3,14здюлей: "Козёл, это что за блондинка рядом с тобой? А ну-ка отсел быстро!!! И посуду помой, видела же, что немытая стоит!!!". А в фантастическом сне вы так сделать не можете.
ВТП происходит по-разному, главное - сосредоточение и намерение, а фантастические сны чаще всего снятся неконтролируемо и при неполадке одного из тел: болезнь, эмоциональная истощённость. Так происходит потому что создалась брешь в вашем привычном устройстве, и Жизнь спешно пытается достучаться до вас хотя бы через сны, потому что только во время сна вы отпускаете себя и есть возможность, что наконец-то вы услышите Дыхание Жизни и Шелест Утренних Звёзд, почувствуете Один Вкус и Пульс Абсолюта.

В голубом небе ярко-розовые облака.

@настроение: вдохновение

14:34 

:61. Заключение по двум предыдущим записям.

Любовь и кашель не скроешь.
Я рад, что отрывок из моей давно закончившейся жизни принёс пользу не только мне.
Это не вымысел, не фантазия, и я даже не лечусь в специализированной клинике (ещё не поймали).
Про ту мою жизнь (я даже имени своего не помню) можно рассказывать бесконечно долго. Каждый момент был яркий, особенно после встречи с ней. Что бы ни переживалось мной, это было тотально, я окунался в это с головой: либо бешеное одиночество и отчаяние, либо Вселенская всеокутывающая Любовь. Тогда я не знал, что окрашивает мир в такие насыщенные цвета, даёт лёгкость телу, что заставляет меня улыбаться водосточным трубам и снегирям.
Оказалось просто - Любовь.
Но мне не особо нравится это слово, вернее, то, как его понимали тогда, да и, наверно, сейчас.
Нет, это не слабая сентиментальность, присущая по большей части женщинам. Это не их умильная любовь к очаровательным котятам и воробьятам, ведь часом позже эти самые женщины не менее умильно за обе щёки уплетают очаровательных курочек и не менее очаровательных свинюшек.
Любовь не имеет границ. Если она распространяется на определённый сектор живых существ, то это ложь, а не любовь.
Нет, это не зашкаливающая жизнерадостность и энергичность. Это всего лишь эмоции, которые также могут быть спровоцированы наркотиками. (Их можете даже не пробовать, не тратить на это время и не загрязнять ими тело; да, какие-то наркотики, например, ЛСД (но он должен быть чистый, у вас уже таких нет) погрузят вас в мистические переживания, но вы ничего не поймёте. До изменённого состояния сознания вы сможете дойти сами, и это будет в десятки раз сильнее.)
Любовь вечна, это квинтэссенция вашего существа. Если она вдруг испарилась вместе с вашими эмоциями, то это ложь, а не любовь.
"Я могу плакать и злиться, качать права и негодовать, а мой Дух смотрит со стороны и смеётся над всей этой суетой."
Нет, это не стремление спасать всех вокруг и давать человеку то, что он просит. Ты понимаешь, что всё и все на своём месте; ты должен давать человеку свободу выбора в любой ситуации. Ты должен позволить ему быть сильным. Мы можем распороть кокон бабочки и выпустить её, но она умрёт. Она должна быть сильной и преодолеть трудности сама.
Поэтому теперь прежде чем "помочь" я долго раздумываю, будет ли это помощью.
И нет, это не модные течения "Света и Любви".

Это состояние души.
И, так как слово "любовь" мне не совсем нравится из-за его затасканности, я чаще использую для названия этого стиля жизни такие обороты, как Один Вкус или же просто желание жить, жизнь в моменте Здесь-и-Сейчас.
Это не просто бред съехавших мистиков.

Это реальность.


...хотелось написать несоизмеримо больше, но сейчас я чищу организм и нехорошо себя чувствую. Благодарю вас всех, не передать словами, как мне приятно читать ваши отзывы. Я всегда выслушаю вашу здоровую критику, но до споров скатываться не желаю.

@настроение: головокружение

21:35 

:48. На протяжении полугода (часть 2. Часть 1 приведена ниже).

Любовь и кашель не скроешь.
Он
Проснулся оттого, что озяб; ломило всё тело. Незнакомый запах плесени и отрешённости.
Окончательно стемнело.
Увидел Её, такую неприметную в этой обители горя и страданий.

Вдруг я разом вспомнил всё, что было. Какой позор! Раскиснул при той, которую я побрезговал бы даже взять в служанки!...
С отвращением стянул с себя плед, годившийся разве только для того, чтобы мыть им пол в свинарнике. Я встал; лицо моё пылало.
Не зная, с чего начать и куда вылить моё кипящее раздражение, я прокричал:
- Что это? Что это, я спрашиваю?! Это не одеяло, этим нельзя накрываться; это даже выбросить тёмной ночью будет стыдно! Срам!
Ни один мускул не дрогнул на её лице:
- Чем богаты, тем и рады.
Она ещё будет смеяться надо мной! Змея подколодная!
- Да ты окажешься на улице в два счёта! Что ты о себе возомнила?!
- Право, ничего. Если прикажете, меня мигом тут не будет.
Её нерушимое спокойствие ещё сильнее выводит меня из себя. Не зная, к чему придраться, я спросил:
- Тут даже кровати нет! На чём же ты спишь?
- На полу. Возле камина. Там тёплышко. (Может, именно поэтому в теперешней жизни я с наибольшим комфортом сплю на полу, подстилая только простынь? - прим. от меня сегодняшней.)
- На полу спят только нелюди!
- Пусть так.

В один момент все силы покинули меня; я упал в кресло.
Прошло несколько тягучих минут.
Еле слышно я спросил у неё:
- Вы, верно, считаете меня припадочным?
- Отнюдь нет.
- Я заплакал; это не подобает мужчине.
- Пошто же, вся грязь вытекла, теперь Вы чистый.
- Я заснул у Вас в кресле.
- Я не считаю сумасшедшими людей, которые хотят спать.
А она ведь и вправду не видит ничего необычного в этом. Все мои главенствующие суждения о жизни в один момент были свергнуты.
Осипшим голосом я пролепетал:
- Знаете...чёрт возьми, я не знаю, что здесь происходит, но так сладко и умиротворённо я не спал последние 40 лет.
Она промолчала.

Внезапно я вспомнил, что уже совсем поздно и мне надо возвращаться домой.
Уже надевая цилиндр, я нерешительно спросил:
- Могу ли я снова прийти как-нибудь?


Я
Его сердце размягчилось; сковывающий его лёд таял, выходя через слёзы. Конечно, ему было сначала больно, но так всегда происходит, когда мы кого-нибудь допускаем в свой мир.
Так мне бабушка говорила в детстве.


Он
Я начал навещать её, сначала раз в неделю, потом - почти каждый день.
Как будто грелся около неё.
Меня восхищала её воля к жизни.
Дома никто не задумывался, где я могу находиться; неужели я существую, чтобы оплачивать прихоти избалованных женщин?
Иногда мы обмалвливались парой слов, иногда молчали.
Так прошло 2 месяца.
Потом мы начали разговаривать.

***

Он: Гм, Вам скоро рожать...знаете, мне неловко это предлагать Вам, но, быть может, Вы воспользуетесь индульгенцией на ребёнка?...Вы не подумайте ничего плохого, я это предлагаю из трезвых соображений...ребёнок же не сможет жить здесь, в таких условиях... Я готов даже помочь вам с оплатой, жена не заметит пропажу такой суммы.
(Я никогда не читала в теперешней жизни об этом в истории, но выходит, что в те времена аборты не делались ввиду опасности и неумения, зато уже после рождения ребёнка за немаленькую плату к вам приходил добрый священник и забирал малыша, и больше вы его никогда не видели. Их даже не хоронили, их сжигали. Это называлось одобрением великого Бога на умерщвление детей. И люди свято верили в это. Не знаю, сжигали ли детей заживо и не хочу этого знать, - прим. от меня сегодняшней.)
Я: Как...как вы смеете мне предлагать такое? - Голос снизился до шёпота. - Никогда, - слышите? - никогда не говорите мне об этом. Церковь лицемерна.
(Для тех времён это было серьёзным заявлением.)
Он: Вы хотите сказать, что не верите в Бога?
Я: Верю. В Бога, но не в церковь.
Он: Почему же тогда Вы, как и многие другие, живёте настолько бедно и ужасно? Неужели Он не мог позаботиться о Вас? Вы же прекрасной души человек.
Она нахмурилась.
Я: Когда я была маленькой, у нас в деревне жила ведьма; её все боялись. Она сказала мне, что я тоже была ведьмой в прошлой жизни и делала много плохих вещей, поэтому в этой меня ждут одни страдания. Душу мою надо искупить. Поэтому я смирилась и больше ничего не требую от жизни.
Он:...ну прекратите, даже слушать этого не желаю! Какие прошлые жизни? Это же богохульство!
Я: А убивать рождённых детей за плату во имя Бога - это не богохульство, значит?
Молчание.

***

Он: И как же Вы живёте? У Вас же ничего и никого нет!
Я: Соловья слышите?
Он: (после паузы) Да.
Я: Вот его пение у меня есть.
Он: Я не понимаю. Но уже рассвет, и мне пора идти.

***

Он: Вы говорите искать чудо в жизни. Но если нет его, этого чуда? Просить Бога о нём?
Я: Просить не о чуде (чудо есть всегда), а о том, чтобы глаза Ваши раскрылись и Вы смогли узреть его.
Он: Допустим. Вот где сейчас, прям в этой комнате, Ваше пресловутое чудо?
Я: Вот смотрите: к нам в комнату залетела бабочка и слушает нас. Чем это не чудо?


Я
...Конечно, это тяжело. Это гнетущее отношение общества ко мне (я ведь мать-одиночка, никто меня замуж никогда не брал; беременность случилась по весьма прискорбным обстоятельствам), все эти косые взгляды солидных дам в мехах, все их кривые усмешки, разговоры за спиной о моём худом платье, о том, что я совсем некрасива, что я ошибка природы. Я даже читать не умею.
Как-то я брела домой, а дворовые мальчишки начали кидать в меня комки грязи.
Да, это тяжело, порой невыносимо, но я твёрдо держалась, помня слова о том, что я должна искупить свои прошлые ошибки. Как тут не поверить в прошлые жизни, когда видишь ничем не обоснованные несчастья, случающиеся со мной.
Я научилась быть благодарной за то, что другие люди и не заметили бы: за хорошую погоду, за то, что у меня есть какая-никакая, но крыша над головой, за маленькую девочку, улыбнувшуюся мне на улице, за то, как красиво летят чёрные птицы по нежно-голубому небу.

Но мне скоро предстояло рожать, а болезнь моя (туберкулёз? тиф? не знаю) прогрессировала не по дням, а по часам.


Хотела уместиться в 2 части, как в прошлый раз, но не получилось. 3-я, заключительная часть скоро будет.
Благодарю за отзывы, я прочитываю абсолютно всё.

15:38 

:61. Две девушки (часть 2. Часть 1 приведена ниже).

Любовь и кашель не скроешь.
Прошло полгода.
Вспоминал ли я её?
Нет.
Помните ли вы в данную секунду, что ваше сердце бьётся? Так и с ней: она стала моим дыханием, она течёт в моей крови.
Её слова постоянно пульсировали у меня в мозгу: "Ты особенный...ты особенный...ты особенный."
Помнил наши долгие разговоры. Тогда я не понимал большую часть, но они всё равно сильно вдохновляли меня.
И она подарила мне котёнка. Тогда ещё мало кто держал в доме животное. Сейчас я не помню уже, как мы его назвали, но с его появлением в моей жизни мне стало намного легче. Кто-то ждал меня, о ком-то надо было заботиться. А когда я без сил падал на кровать, даже если я ровным счётом ничего не приносил ему поесть, он всё равно ласково мурчал мне на ухо. Достойный пример безусловной любви, Любви Без Условий.

Она вдохнула в меня жизнь, хотя я сомневался, что такое возможно.
Идя домой, я начал замечать пение птиц и волшебный запах из булочной; когда от моего ботика оторвалась подошва, я нашёл это смешным, а не удручающим.
Благодаря ей я понял, что такое счастье. И научился безошибочно определять счастливых людей. Но их было чудовищно мало.
Общение с ней было немного отравляющим: я увидел, что люди несчастны, потому что сами так захотели.
Люди сами загнали себя в тиски. Меня поразило это открытие. Как и многие другие.
Я уже был счастлив, и поэтому мог позволить себе жизнь, а не обещание её в будущем.
Поэтому я стал более одинок (хотя, наверно, так было всегда). Теперь мне стало претить общество прожигателей жизни, я перестал так стремиться туда попасть.

Я начал учиться. Я оказался очень талантливым по части музыки и готовился в скором времени начать обучение в университете. Конечно, тогда проникнуть туда было почти невозможно для парня без имени, но, запасясь её благословением, я ни на секунду не сомневался, что всё получится. Сейчас я не помню, что за инструмент я выбрал, но мне легко давалась игра на любом из них. Мог ли я представить ещё несколько месяцев назад, строя железнодороджные пути под безжалостным солнцем или загружая сырьё в огромные контейнеры, что буду обучаться в заведении для господ и за меня заручится один из учёных мужей, с которым я познакомился совершенно случайно и который был восхищён моими способностями?
Но сейчас не об этом, а о том, что в вашем мире называют отношениями.

Я повстречал тебя.
Прекрасная голубоглазая девочка с пшеничными волосами, смело смотрящая на жизнь.
Надо ли описывать первые месяцы наших отношений, когда все барышни пытаются казаться ангелами, а мужчины готовы бросить целый мир к ногам избранницы?
Основной блок воспоминаний начинается, когда я уже поступил в учебное заведение и заехал в апартаменты, отведённые для таких бедняжек, как я. Учёба должна была начаться через пару месяцев.
Я хотел открывать эту жизнь вместе с тобой. Я хотел вдыхать лунную ночь и пробовать всё новое. Чтобы было тяжело от количества вдыхаемого воздуха. Чтобы ни один день не был похож на предыдущий. Я только начинал задумываться о том, кто мы и для чего мы здесь, и совершать это исследование мне хотелось вместе.
Но незаметно наши отношения начали поглощать меня. Счастье перестало увеличиваться в прогрессии. Мой запал стал тухнуть.
Моё сердце по капле начала растворять твоя желчь, текущая вместо крови по жилам.
Ох уж это вечнонедовольное (как "вечнозелёное" растение, пишется вместе) лицо женщины. Необоснованные завышенные требования ко мне, этот со временем неприятный смех, эти прикосновения, ставшие отвратительными даже на клеточном уровне. Давящее ощущение, что ты должен всё, а тебе не должны ничего.
Я же постоянно пытался удивить тебя. Ходили в театр, на прогулки, в оперу. Я часто приходил после работы и залазил к тебе на балкон (а ты жила на 3-ем (!) этаже), а ты впускала меня (ты жила с 2-мя подругами).
Я закрывал глаза на этот вечнонедовольный тон, на твою постоянную раздражительность, берущуюся из ниоткуда. На твою вселенскую усталость, когда я предлагаю куда-то пойти. На твоё нытьё, разъедающее уши. У тебя постоянно что-то болело, и ты с лицом превеликой мученицы целыми днями лежала в кровати. На моё предложение вызвать врача ты загадочно отказывалась. И ты чудесным образом тут же выздоравливала, когда твои пустоголовые подружки звали тебя заниматься какой-то женской ерундой. Ты постоянно вся была в проблемах, ты вся была утыкана ими, бедняжка, а я, конечно, должен был их решать (я до сих пор не могу понять, ну откуда девушки берут столько проблем?). И я был бы рад это делать, если бы твоё отношение ко мне не скатилось до пренебрежения. Почему? Потому что я был готов на всё, а рабов не любят. Странность. Всегда думал, что отдать жизнь за любимого человека - это нормально, что по-другому и быть не может.
Жизнь моя превратилась в ад.
Может быть, думал я, это мне так "повезло" полюбить такую девушку, а все остальные - принцессы? Но нет, мой опыт показывал, что с возрастом лица женского пола просто надевают маску просвещения, а под ней они так и остаются рассчётливыми и меркантильными, "хочу быть богатой и знатной". Но мы были молоды, даже слишком, и ты ещё не овладела этим мастерством.
Я долго обманывался, иногда даже веря в то, что это я белены объелся, меня попутали бесы, и это я недооцениваю тебя, а ты - это дивный, редкий цветок.
Но всё окончательно рухнуло в один день, когда я решил сделать тебе внеочередной сюрприз и забрался на балкон с подарком.
В комнате ты была со своей взрывной маменькой. Она не одобряла моих вылазок на балкон, аргументируя тем, что это опасно, и я решил подождать, когда она ликвидируется.
Я услышал её речь:
"Ну раз он больше не вшивый выродок, а перспективный дурачок, - о нём лестно отзывался сам ***, пророча ему большое будущее, - тогда надо захомутать его. Привязать к себе, чтобы не ушёл. Ребёнка родить, то есть. Поняла меня?"
Сердце остановилось. Не буду описывать, какая буря властвовала над моей душой в это время, но я ждал, что ты будешь ей хотя бы возражать.
"Ну не знаааю, вдруг я встречу кадр полууучше" - протянула ты своим рассудительным голоском.

Боже! Неужели вы рождаетесь, чтобы "захомутать мужика получше" да чтобы вкусно кушать? Для этого вы используете Жизнь, вы, бессмертные души, совершенство в корне? Тем более ты, та, с которой я был дольше, чем с кем-либо другим! Где та девочка с такими светлыми глазками, которую я полюбил когда-то или думал, что полюбил?
Ты для меня умерла.
Мир рухнул. Ты растоптала его.
Я не хочу вспоминать, что было дальше. Мы ещё некоторое время не могли расстаться, это тянулось и тянулось, обрастая ещё бОльшей ложью и грязью. В итоге ты всё-таки нашла "кадр получше", изо всех сил пытаясь показаться ему не той, кто ты есть. А я всё никак не мог оставить тебя. Может быть, потому что ты была у меня первой. Может быть, потому что я никак не мог поверить, что всё это не шутка, что в ответ на мою безусловную, бесконечную, божественную Любовь можно ничего не дать. Ни крохи тепла, ни благодарного взгляда, ничего.
Боль пронзала всё моё существо. Ты убила меня. Ты, среднестатистическая не самая красивая девушка (однажды я увидел тебя без косметики, был изрядно напуган, хотя трусом себя не считаю), считающая себя идеальной и гениальной, впрочем, как и все.
Как и все.
Почему я выбрал именно тебя? Потому что после общения с ней я начал видеть в каждом человеке божественное. И в тебе тоже. Но ты, как и все остальные, целенаправленно моришь в себе это, отдавая свою жизнь во власть комфорта, ложных целей и псевдодуховных концепций. Тебе повезло со мной, но ты оказалась слепа и даже не смогла это увидеть. Ты просто глупенькая. И я не виню тебя за это. Когда-то мне повезло с ней, и это навсегда изменило меня. Ты так омерзительно обращалась со мной, но я прощаю тебя. Ты всего лишь моя карма. Я ведь тоже бросал десятки девушек. Некоторые, быть может, даже влюблялись в меня. Хотя нет, скорее, не в меня, а в моё обаяние, покупавшее всех. Так или иначе, многие из них наверняка чувствовали боль обманутых надежд. Мне нравилось играть и манипулировать людьми.
И я поплатился за это.
Но я ни о чём не жалею.
Такие выводы я могу делать только сейчас. Тогда же я чувствовал бескрайнюю боль, не дающую ни секунды отдыха.

Я не помню сейчас, чем вся эта история закончилась. Последнее яркое воспоминание - это всепоглощающая боль. Я не помню, добился ли я чего-то в музыке или нет. Может быть, я стал бродячим музыкантом, может, я бросил занятия музыкой, а может, моё имя до сих пор у всех на слуху. Я не помню, как закончилась моя жизнь.
И я не знаю, захочется ли мне это вспоминать. Из той жизни самым мощным катарсисом были отношения. Безусловно, то, как я жил (что уже описано в первой части), тоже имеет гигантское значение, но на первом месте стоят Две Девушки.


Всё написанное не является выдумкой.
"Убей меня хоть 2 000 раз, я всё равно рожусь снова".

02:05 

:61. Две девушки (часть 1).

Любовь и кашель не скроешь.
Две девушки.
Вернее, их было множество, но они проходили сквозь меня, оставляя только накипь на моей душе.
Что удивительно, про тебя вспоминать больнее, чем про неё. И я тебе про неё никогда не рассказывал.
Сначала была она. Незадолго до тебя. Она быстро сдалась мне, как и все её предшественницы, но я первый раз что-то почувствовал. У меня перехватило дыхание. Как когда едешь в повозке, и вдруг колесо натыкается на маленький камешек.
Была ли это Любовь?
Она не носила только-только вошедшие в моду короткие платья, не красила лицо. Но я всегда выделял её из толпы. Была ли она самой красивой?
Да.
Единственная на фоне накрашенных марионеток.
И мы оба любили Чарльза Диккенса, нашего соотечественника.
Нельзя сказать, что она была "не как все". Она вообще была не отсюда. Поэтому и сравнивать её с другими просто нелепо. Она одевалась по-простому, не писала в дневники стихов, не ходила в театр с подругами.
Но у неё было видение реальности. О, нет, она не рассуждала о каком-то модном во все эпохи "боге". Нет, она не проводила спиритических сеансов.
Если она говорила об этом, то редко и быстро-быстро.
Она просто была чистым Свидетелем, Ясностью, она понимала: "Я есть ТО", "Я есмь Любовь", она познала своё высшее Я, во всех религиозных течениях есть своё название этому. Целуя её, у меня было ощущение, что я совершаю какую-то преступную деятельность. Оскверняю.
Я могу так выражаться только сейчас, когда уже давно умер.
Но сейчас не об этом. Сейчас о тебе и о ней. О том самом, что люди называют "отношениями".

Первый раз в жизни меня полюбили. Я лез из кожи вон, чтобы никто не узнал, кто у меня родители, как я жил и живу, чем занимаюсь. Я прилагал все усилия, чтобы казаться баловнем судьбы, чтобы ни одна из моих девушек не узнала, что сплю я в каптёрке, где либо жарко, либо холодно, что те деньги, которые есть у меня, даются мне потом и кровью, что у меня всего один комплект нормальной одежды. Такие как я - это отбросы общества, без семьи, истории и будущего. Но я был молодым и энергичным, и у меня мастерски получалось выглядеть молодым повесой. Немного обаяния, которого у меня было хоть отбавляй - и любой твой промах становится не таким заметным. Помню, как однажды мои "друзья" (новые каждый месяц) случайно увидели меня в моей рабочей одежде. Душа моя ушла в пятки. Но "друзья" оценили мой прикид как прихоть безбашенного паренька, даже не подозревая, что мне хотелось плакать от усталости.
О моей жизни можно говорить долго. О пожирающем одиночестве ночью и о безудержном показном веселье днём, о постоянном чувстве голода и о том, как я последние деньги тратил на самые дорогие вина в самом дорогом ресторане для меня и моей спутницы. Поэтому огромное количество моих отношений были непродолжительными, так как деньги молниеносно кончались.
Но сейчас не об этом. Сейчас о тебе и о ней. О том самом, что люди называют "отношениями".

Первый раз в жизни меня полюбили.
И она знала обо мне всё.
Нет, я ничего не рассказывал ей. Наоборот, мне хотелось, чтобы именно она не узнала обратную сторону медали моей жизни. Кто угодно, но не она.
Мы никогда не говорили с ней на эту тему, но она знала всё.
Как только я понял это, меня начала душить неприятная злость. Да какого чёрта? Ты не имеешь право лезть мне под кожу! Если бы я захотел, я бы всё сам рассказал!
"Боже мой, я же люблю тебя, а всё остальное не имеет значения."
Так она первая в наших отношениях сказала, что любит.
Я же никогда, никогда за недолгий период нашего общения не сказал ей слов любви. Зато в пьяных кабаках они легко срывались с моих губ к каким-то незнакомым продажным женщинам.

Мне всегда хотелось сделать для неё чудо. Но что можно сделать для той, у которой богатые родители и у которой, наверно, есть абсолютно всё?
Сейчас я уже смутно это помню, но, вроде бы, я ввязался в какие-то тёмные делишки, чтобы купить для неё подарок. В итоге ничего не получилось, но, когда мы встретились, она обняла меня и сказала: "Какой же ты у меня дурачок!" Она всегда всё знала. Но не стала относиться ко мне хуже.
Я старался, правда старался придумать для неё чудо. Но ничего не получалось.
Наверно, совершать чудеса может только чудесный человек.
У неё получилось.

Однажды она позвала меня в лес собирать грибы. Заговорщески сказала, что знает тайные тропинки, где много-много грибов. Когда мы стали их собирать, к каждому грибу за ножку были привязаны маленькие записки со словами любви. Оказалось, что она за день до этого, сославшись на болезнь, не пришла со мной на встречу, а вместо этого ходила по тропинке, по которой в дальнейшем меня повела и привязывала записки. Я первый раз в жизни так хохотал, представив себе эту картину.
Никто и никогда не делал для меня такого.

Она никогда не смотрела мне в глаза.
Её прикосновения были самыми нежными. Материнских прикосновений я, увы, не помню. Да и были ли они?
Но спустя несколько недель начался ад.

Я всегда знал, что отношения - это сообщающиеся сосуды, партнёры должны давать друг другу поровну, иначе наступит крах. До её появления в моей жизни всё было просто: за бокал вина я перехватываю пару поцелуев. Не больше. Да-да, не больше. Я всё время искал ту, Волшебную, Единственную и Неповторимую, а беспорядочные связи мне были не нужны.
И наконец-то найдя Её, я понял, что я не могу быть с ней. Что это я не дорос до неё. Что она действительно любит меня, как она смотрит на меня, как заботится. А я со своей стороны не могу ей предоставить настоялько яркие чувства, настолько Всеобъемлющую любовь. Да, чёрт подери, у меня образования-то нет и не предвидится, и на кусок хлеба я зарабатываю чернорабочим! А она принцесса! А о том, как обжигают меня чувства к ней, я вообще молчу. В последние дни рядом с ней как под напряжением тока, и я не сказал бы, что эти ощущения из приятных.

Наша последняя встреча.
Скажу сразу, что мы больше никогда не виделись, и я не знаю, что было с ней потом.
Я шёл на встречу с ней, раздумывая, как сказать о нашем расставании. Умная, красивая, по-настоящему светлая. Любящая. Как объяснить, что я просто не могу выносить таких сильных чувств к ней, что я уже не могу им сопротивляться, что они сжигают меня изнутри, и с каждым днём всё сильнее и сильнее? Я не такой сильный, как она.
Она сразу всё поняла. Мы пошли в парк, она шла впереди, а я раздумывал, как начать. Шли долго, начинался дождь.
Вдруг она порывисто повернулась ко мне, обняла и сказала мне на ухо быстро-быстро:
"Ты особенный! Слышишь?! Ты особенный! Не слушай, что тебе говорит общество! Ты замечательный! У тебя очень светлая душа! Всё твоё прошлое - это неважно, ты прекрасен в настоящем, ты понимаешь меня? Я всё понимаю, я не держу на тебя зла. Я люблю тебя. Я люблю тебя! Когда-нибудь ты всё поймёшь. Я говорю это тебе, как когда-то, много жизней назад, сказали мне. И когда-нибудь ты это скажешь кому-нибудь.
Я благославляю тебя на все твои начинания. У тебя всё получится, слышишь, слышишь меня? Только мечтай по-крупному! Никогда не о чём не жалей! Ты не теряешь меня, я всегда с тобой. Когда-нибудь ты поймёшь эту жизнь, как здесь всё устроено.
Мы ещё встретимся, не в этой жизни, так в следующей.
Я люблю тебя. Боже мой, я так люблю тебя!".
Слезы скатывались по нашим лицам, смешиваясь с дождём. Она в последний раз поцеловала меня и быстро ушла.



Продолжение (не о ней, а о тебе) следует. Может быть, даже сегодня.
Любое совпадение не является случайным
.

04:07 

:48. На протяжении полугода (часть 1).

Любовь и кашель не скроешь.
...Когда я вспомнила это, я не понимала, на каком языке мы говорили (разумеется, действие происходило не в России), и поэтому не совсем втыкала в происходящее. Несколько месяцев спустя я опять погрузилась в ту жизнь более глубоко и смогла улавливать даже мыслеформы самого близкого на тот момент человека, поэтому его состояния и его историю я тоже буду описывать. Мою характеристику будет раскрывать он же, так как я была не очень умна и красиво думать и изъясняться не могла.

Я
Сижу в единственном кресле в комнате. Смотрю на огонь. Одна. Почти всегда одна.
Мне 29, хотя выгляжу я гораздо старше.
Не так давно переехала в этот город, изначально казавшийся таким людным и гостеприимным, но на деле я привезла свою безысходность с собой.
Работаю каждый день без выходных с утра до ночи на ***** (что-то, похожее на первый трамвай) ***** (что-то, связанное с тяжёлым трудом в первых трамваях, но не водитель и не контролёр; постоянно открывала-закрывала какие-то заслонки и что-то перетаскивала куда-то. Исчерпывающее описание)) не суть важно). Это само по себе тяжело, а я ещё и беременна.
Семьи у меня нет, живу одна на съёмной квартире, которую мне любезно предоставил Он.

Как и о любой жизни, об этой можно рассказывать неприлично долго. О душащей нищете, с терпением матери поджидающей меня вновь каждое утро, о том, как холодно даже в жару, о многочисленных болезнях, о некачественной редкой еде. Это всё - бич того воплощения. Что странно: одиночества я не чувствовала, несмотря на одинокость.

Я полная (отёчность вследствие нарушенного метаболизма), некрасивая, с жидкими волосами; кожа моя выщерблена из-за болезни.
Но зато посмотрите, как безупречно красиво тлеют малюсенькие угольки!


Он
Я сдавал ей квартиру в помещении, которое изначально годится только для жилища тараканов и мышей. Я с детства не бывал там, испытывая перед этим местом непритворное отвращение. Я бы забыл об этой комнатушке, но лишний цент никому не помешает, особенно в наше время.
Она странная; я привык к сварливости бедняков, снимающих у меня жильё, мои посредники были недовольны работой с таким сословием, а люди поприличнее не ошивались в таких районах города.
И когда мой представитель ввалился ко мне в кабинет с сияющим лицом и сказал, что новая жительница смирно согласилась на такую цену и на такое жильё, я заинтересовался и захотел лично с ней познакомиться.
Чтобы на меня не обращали внимания в трущобах, я даже соизволил одеться поскромнее.

Но увидел я отнюдь не прекрасную принцессу, случайно затесавшуюся в нищенках, а обыкновенную женщину на вид лет 40-ка, измождённую и беременную. Мужа у неё нет, какой позор!.. Смею надеяться, что ни одна живая душа не узнает, что я сдаю комнату матери-одиночке. А особенно жена с дочками.
После этого визита я не появлялся там 2 месяца.


Я
Бывают же такие неиспорченные люди среди богатых! Он сам приехал познакомиться со мной, посмотреть, как я здесь устроилась! Боженька, спасибо за всё!


Он
В последнее время одни заморочки: с женой отношения не клеятся, пора думать о дальнейшем обучении дочерей (безусловно, за границей), боюсь прогореть с бумажными делами...
Когда вечером жена пошла в театр, я решил поехать к Ней. Как бы ужасно это ни звучало, но я хотел посмотреть, как непристойно живут другие люди и в ус не дуют. Питал надежды на то, что я хоть немного успокоюсь, поняв, что на таком контрасте дела у меня действительно идут неплохо.

В глаза сразу бросилась темнота в этой комнате: свет шёл только от камина. Она сидела подле него и зашивала подол платья.
Увидев меня, она страшно смутилась и вскочила со своего места.
Я почему-то тоже смутился (впервые за много лет); было ощущение, будто я проник на запретную территорию.
"Вечер добрый. Как поживаете?"
Она испуганно ответила: "О, сэр, замечательно!".
Повисло неловкое молчание.
"Вы, может, присядете в кресло?" - Её дрожащий голос.
"А где же Вы будете сидеть? Здесь же только кресло." - Бегло осмотрев комнату, понимаю, что здесь нет даже захудалой кровати. Как же она спит?..
"Что Вы, здесь есть ещё ***" (слово обозначает дощатый сколоченный стул; произнесено по-деревенски).
Зардевшись, Она достаёт из-за камина что-то наспех сколоченное и почерневшее; в нашей семье таким даже не топят камин.
Решив, что в таком месте я могу опустить приличия и не предлагать даме лучшее место, устало опускаюсь в кресло.
Она присела подле. Замерла и уставилась в камин. У нас никто не пялится на огонь, ну что там можно разглядеть? Дикость.
Нарушать молчание было неловко, и я тоже стал на него поглядывать. Пламя было не резвое, дров рядом с камином лежало мало, и было весьма прохладно.
Огненные язычки постепенно стали привлекать моё внимание, завораживая своей непредсказуемостью.
Кресло было обшарпанным и неудобным; кое-как устроившись в нём, я невольно стал проваливаться не то что бы в сон, но в дрёму ("гипнагогическое состояние" - прим. от меня сегодняшней).

Ощущение детства. Мне 7 лет, отец в который раз провёл со мной суровую "воспитательную беседу" (так нынче называется порка). Я должен много работать и учиться, я должен буду создать свою семью, найти хорошую жену, обученную манерам и чтобы не стыдно с ней было выйти в свет, а также заботиться о семье отца, когда он будет в преклонном возрасте, я должен продолжить его дело, я должен помогать матери и опекать сестёр (которые старше меня минимум на 5 лет), я должен, должен, должен... Не слишком ли много долгов для маленького мальчика?
А воспитательную беседу со мной провели за то, что мы с мальчишками улизнули из дома, чтобы посмотреть на настоящую (!) пятнистую (!) корову! Я не должен так делать, я не должен попусту лежать на траве и смотреть в небо, капитал это не увеличит, я не должен общаться с дворовыми ребятами, вдруг это кто-то увидит, что же о нас подумают, я не должен бегать, это мнёт одежду, что я беспризорник что ли...
И я, заплаканный ("как девчонка"), приходил в комнату к матери и сворачивался калачиком в её кресле. Она нежно гладила меня по голове и шептала ласковые слова. И я засыпал, убаюканный треском, доносящимся из камина. Это была наша тайна, отец терпеть не мог телячьи нежности.

Так и сейчас.

Слёзы невольно полились у меня из глаз. Кто-то в шуршащем платье подошёл ко мне и что-то сказал, легонько дотронувшись до моих волос, лица. Несмотря на грубую кожу рук, движения очень плавные. Как у матери. Я неосознанно прильнул к этому человеку; слёзы, накапливающиеся несколько десятилетий, свободно текли из моих глаз. Меня гладили по спине, как когда успокаивают маленьких детей. У меня опять чувство защищённости и счастья. Я нужен, меня любят и, может быть, даже разрешат облизать ложку, которой мешали тесто при приготовлении клубничного пирога.


Я
Он совсем-пресовсем усталый. Я так испужалась, как господин пришёл, подумала было, что выселяют меня! Никому не хочется ручаться за беременную одинокую босячку.
Он немного приснул в кресле, потом начал бредить, видать, у него жар. Я подошла к нему, он протянул ко мне руки. Я была изрядно смущена, но уже зародившийся материнский инстинкт подсказал, что ему требуется чувство безопасности и поддержка. Я обняла его, он заплакал. Конечно, у них, у богатых, совсем трудная жизнь! Как тут не заплакать! Они ведь постоянно боятся потерять своё состояние, даже когда спят, бедолаги. То ли дело у нас: день прошёл - и ладно. Но я ещё немного стращалась: я одна обнимаю в комнате мужчину! Это что-то совсем из ряда вон выходящее.
Он заснул скоро, я подкинула дровишек и накрыла его единственным пледом, который подъедала моль.
Надеюсь, она хоть наелась.


Продолжение следует. Может быть, даже сегодня.
Любое совпадение не является случайным.

05:42 

Спасибо (от 11 апреля 2012 года). Успокоенная дань прошлому.

Любовь и кашель не скроешь.
...Когда я успокоилась, я смогла сказать чистое "спасибо". Что и было записано.

Спасибо тебе большое. От всей души спасибо. Спасибо тебе за секунды радости и месяцы страданий. Спасибо тебе за правду. Спасибо за ложь. Спасибо тебе за веселье без конца и мысли, которые были в моей голове ночью и днем. Спасибо за внимание и заботу. Мне этого очень не хватало. Спасибо за все, что ты сделал(а) и не сделал(а) для меня. Оно и к лучшему. Спасибо за фильмы, от которых я плакала.
Спасибо за Мумми-Троллика и синюю розу. Спасибо за ощущение нереальности происходящего. Спасибо за то, что поймал(а) апельсин тогда.
Спасибо за солнце. Спасибо за снег. Спасибо за то, что я поняла, что такое любить. Я теперь снова могу любить других людей. И я наконец-то влюблена.
И самое главное: спасибо за то, что ты помог(ла) мне стать той, кем я являюсь сейчас. Я повзрослела и теперь готова двигаться вперед. И в то же время я опять стала той безбашенной девчонкой, которая способна на любые авантюры, которой вечно 17 лет. Кризисное время пройдено и я вновь лечу.
Спасибо.
Прощай.

@музыка: Спасибо Z

@настроение: Светлая грусть.

Снова хочу жить

главная